Каменный гость Адыгеи

«Каменный гость Адыгеи» — произведение, рассказывающее историю жизни современника Бушнева Николая Леонидовича.

Дай, Господи!
Каждому преодолеть
Назначенный на долю путь!
(из романа Н.Бушнева «Ясак и пашня»)

В детстве он мечтает о дальних путешествиях, в юности пытается выразить своё мироощущение в рисунках и эскизах и в порыве трудовой романтики, желая преобразовать жизнь в стране, окажется «на околице Руси» — Камчатке.

В зрелом возрасте, пройдя путь от лесоинженера и капитана речного флота до председателя ОБКОМА профсоюзов лесной отрасли Камчатки, всё глубже познавая и больше очаровываясь этим загадочным краем, напишет исторические романы об освоении Камчатки Россией.

И никогда не думал, что, достигнув пенсионного возраста, начнёт постигать тайну камня и «сотворит» «Парк фантазий и приколов»… в Адыгее.

Николай Леонидович Бушнев родом из многодетной семьи, родился в Казахстане в военном 44-ом. Голод и холод «погнали» семью в сытный и тёплый Краснодарский край. После восьмого класса, стремясь наполнить сердце новыми впечатлениями, «сбежит» из дома в Сибирь. В 1968 г. окончит лесоинженерный факультет Сибирского технологического института и на распределении выберет экзотический закоулок земли – Камчатку, чтобы на дальних пределах «сыскать и умножить славу России».

Азарта и трудового порыва  у молодого мастера сплава леса, а потом главного инженера леспромхоза, затем ведущего инженера Управления «Камчатлес», хватало с лихвой. Об этом говорят награды: от многочисленных грамот за успехи в труде до публикаций о начальнике, внедряющем новые технологии по заготовке леса, в сборнике «Доблесть» Дальневосточного книжного издательства; ценные подарки: от мотоцикла «Урал» в 1970 году до автомобиля «Москвич» в 1974 году. Всё это было! Была и активная комсомольская жизнь: от «Короля танцев» до акции «Марафон Ленинианы», которой он стал инициатором. Это сверхдальний лыжный пробег в тысячу километров по провальным снегам и настовым тундрам при 45-ти градусном морозе. По три пары лыж стёрли участники марафона. Всё было: и взлёты, и падения… Но было не напрасно, потому что жизнь – испытания, риск и неожиданность.
Душа насыщалась Камчаткой…

Наверное, в юности жажда выразить себя в поэтическом слове говорит о способности человека удивляться миру, красоте, глубоко переживать. Необязательно становиться поэтом. Но поэтическое восприятие жизни или память о нём, как о лучшем в себе, сохраняется на всю жизнь, как свет  юности.

Если бы Николай Бушнев не начал писать стихи, было бы странно. За стихотворениями последовали очерки, рассказы, которые печатались в журналах: «Дальний Восток» (№12, 1989г.), «Наш современник» (№8, 1988г.), «Русская Америка» (за №19, 93-95 годы). Общение с писателями Камчатки в литературном объединении «Земля над океаном» не прошло бесследно.
Из многих чудес света теперь он не перестаёт дивиться самому чарующему и колдовскому – человеческому слову.

Природа избирательна, мудра и рациональна, лишь немногих она метит истинным озарением — в слове, в музыке…Таким озарением для него стал замысел исторического романа об освоении Камчатки Россией. Особый интерес для Николая Леонидовича вызывала первая  половина XVIII века, период, когда Камчатка была ареной действия Великой научной экспедиции Витуса Беринга, а также местом ссылки опальных, преступников да непокорных; в это же время происходило покорение коренных жителей Камчатки, «инородцев», и в ответ на «объясачивание» вспыхивали ительменские восстания…
Трудная работа – писательское «святое ремесло».

Десять лет он шёл от замысла к воплощению. Прочитывает всю имеющуюся литературу о Камчатке, работает с архивами, организует поход на плотах по реке Лене до моря Лаптевых протяжённостью в три с половиной тысячи км., пройдя путь экспедиции 1727 года под руководством Емельяна Басова и Ивана Козыревского, людей, значимых для истории Камчатки и России в целом.
Работа захватывает. Писать историю сложно, так как факты нередко противоречивы. Кроме того, любой факт истории имеет массу обстоятельств, которые зачастую не фиксируются в документах. Потому, чтобы сберечь прошлое, автор старается не навязывать выводов по фактам истории, передавая, насколько возможно,  дух  времени…
Живописание невзгод и переживаний, выпавших на долю героев романа, без утаиваний и прикрас, где рядом со страданиями и человеческой драмой уживается любовь, романтика и героика открытий, захватывает с первых страниц.

В романе описаны реальные события середины XVIII в., когда открытие и завоевание территорий переходило в хозяйственное и промышленное освоение новых «землиц».
«Ясак и пашня»: символ покорения – ясак, преобразования – пашня –составили название романа. За первой книгой последовала вторая – «Нести свой крест». Роман этот – попытка осмыслить, что движет человеком в его устремлении по жизни? Чем брала царская Россия в столь успешном освоении Сибири и крайнего Северо-востока от Урала до Аляски? Особой ли государственной политикой того времени, ватагами ли отчаянных, алчных до наживы «флибустьеров» той эпохи – казаков, либо неординарными личностями – патриотами, которые «России-матушке да совести своей служили», достигался успех прирастания её владений?

Чтобы приблизить читателя к духу эпохи, автор скрупулезно работает над словом. Погружаясь в текст, впитываешь в себя художественное слово, слышишь его внутреннюю музыку и стараешься как можно дольше сберечь эти ощущения в себе. Речь героев яркая, образная, сочная.

Обратимся к тексту: «Несколько дней от боли носа слезились глаза. Слёзы жгли веки. Басов сидел в углу своей камеры, заглушая телесную боль терзаниями души: «Вот и я спытал крови соленистый вкус, дабы постичь слепые уроки земного суда». Будто вживе возник пред ним ительменский бог, ворон Кутх, и проскрипел:
–  Помнишь сказ мой, Емелька?! Вот те ущербная жизнь!

Басов мысленно отвечал ему: «Конечно, помню…Зачем тогда человеку готовность жертвовать собой, стремленье лучше жить, тщеславие, кое колдует ум?! Все силы я свои отдал, прельщаясь вере в надобность Отчизне! Зачем? Ну, подскажи!…Я мыслию поди, как Козыревский, а может, как Расстрига, истину ища. Увидели б они меня тут, без ноздрей, в темнице с жалкою судьбой наедине. Поди узнали бы себя…Хоть сбоку иль хоть с рожи загляни: судьбою  все теперь мы схожи! О, Господи! Неужто судьбы ищущих похожи?! За что же, Боже, нам столь тяжкий крест?!» Басов, от усталости прикрыл глаза, и поплыла пред ним дорогая сердцу и недостижимая теперь Камчатка.

Гор островерхих белизна блестит под солнцем бликами играя, из океана тяжкая волна катит на берег затихая…»  В 1989 году Николай Леонидович становится участником IX Всесоюзного Совещания молодых писателей. Там, в Москве, в Союзе писателей СССР, на семинаре прозы под руководством Валерия Ганичева, была рассмотрена и одобрена рукопись романа «Ясак и пашня».

Но началась перестройка в стране. Ситуация изменилась. Почти в мгновение ока наш герой с семьёй оказался в Адыгее, в провинции, станице Даховской, совершенно в другом жизненном, крестьянском укладе. Здесь-то можно было не спеша подумать, почувствовать, оценить то, что осталось позади: то время, то пространство, то бытие. Но жить надо не прошлым и не тащить его груз, мучая себя и окружающих.

Слово «сейчас» – главное… Надо искать работу, строить дом, растить детей. Но за бытом душу бы не расплескать, не перестать удивляться…
Николай Леонидович, а проще дядя Коля,  находит себя в горном туризме: возрождает турбазы «Горная» и «Лаго-Наки», приюты на альпике…

А.С.Пушкин, заканчивая «Евгения Онегина», писал:

И даль свободного романа
Я сквозь магический кристалл
Ещё не ясно различал.

«Магический кристалл»! Что это? Творческое воображение? Проникновенное восприятие мира? Или ещё что- то?

Осознание того, что он оказался здесь, в Адыгее, не напрасно, что всё определяется небом и судьбой, не покидало его…

Из сказочного сундука с богатствами и диковинами природы  дядя Коля, выбирает то, что люди называют просто диким камнем. Послушаем, что он об этом рассказывает: «Впервые я был поражен красотою агатов, которые мне повезло увидеть в бухте «Буян» на острове Беринга. Каждый камень старался донести мне свою историю. Пучины волн и туманы, блики закатов и силуэты из небытия поражали меня до глубины души. С больной спиной от тяжести рюкзака, с ликующей душой, я с другом возвращался из того дальнего похода, не ведая, что уже был помечен «Хозяйкой медной горы».
Но только здесь, в Адыгее, это увлечение переросло в навязчивую идею, в страсть.

Адыгея – одна из обладательниц природной кладовой камня – удивительного по красоте и содержанию. Тут, как нигде, просматривается каменная летопись земли. Долина реки Белой и её притоков уникальна присутствием выходов всех видов пород. Они богаты цветными гранулитами, эколитами, филлитами, слюдяными сланцами и многими другими самоцветами.

Считается, что камень холоден и бездушен. Но если камнерез даёт камню частицу своей души, то оживают образы и сцены, оживает мысль мастера. Иногда встречаются находки, которые трудно назвать-то камнем. Это либо отточенные природой облики зверей, птиц, человеческих ликов, наделённых мимикой, обликов с понятной динамикой и жестами. И чем больше рассматриваешь такое творение, тем фантастичней и загадочней оно становится. Что создало этот камень? Возможно, так нематериальный мир проникает в материальный? Так же, как мороз «рисует» узоры на стекле и воде. Может быть, вода, ветер, да и само время ваяют из камня окружающий мир бытия? Как знать, но думается мне, что история нашей планеты пишется загадочным языком камня».

Всё своё время, неуёмное сердце, разбушевавшуюся фантазию дядя Коля отдаёт своей мечте: расчистил лесной заболоченный уголок в полгектара, отсыпал дорожки и «заселил» его каменными обитателями, слегка подправленными резцом камнереза, подарив им вторую жизнь. «Парк фантазий и приколов» постоянно пополняется новыми «жителями» (их уже свыше тысячи).

Николай Леонидович с удовольствием водит экскурсии по своему парку, призывая путешествующих по речным берегам и горным тропам Адыгеи, прежде чем присесть отдохнуть на камень, всмотреться в него, в это хранилище информации мироздания и испытать чувство сопричастности к вечности мира и природы. Возможно, тогда ещё кого-то посетит «Хозяйка медной горы» и приоткроет завесу тайны в мир живого камня.

«Камни – это замедленная жизнь, которую однажды можно понять»,- рассказывает он увлечённо, вдохновенно, показывая собственным примером, что человек с лирическим отношением к жизни, найдёт себя в творчестве и никогда не перестанет дивиться окружающему, сколько бы лет ему ни было.

Наверное, это и есть путь к счастью, которое существует только сегодня, здесь и сейчас. Надо не мечтать о своей жизни, а осуществлять свои мечты, как Николай Бушнев.

 

Если вам нравится творчество автора, пожалуйста, поддержите его!

[leyka_campaign_form id=»342″]